Бух.учет и налоги

КС РФ проверит норму, запрещающую предоставлять одному лицу более двух отсрочек от службы в армии на время обучения

Maria Moskvitsova / Shutterstock.com

По общему правилу, отсрочка от службы в армии в связи с получением образования предоставляется лицу, подлежащему призыву, только один раз. Причем право на нее имеют только обучающиеся на очных отделениях образовательных организаций граждане. Однако из этого правила есть исключения. Повторная отсрочка предоставляется лицу на время обучения:

  • на подготовительном отделении государственного вуза – если первая отсрочка была предоставлена во время обучения в школе и при условии, что на подготовительное отделение призывник поступил в год окончания школы;
  • по программе бакалавриата или специалитета в имеющей государственную аккредитацию образовательной организации – если лицо не имеет диплома бакалавра, специалиста или магистра, а первая отсрочка была предоставлена во время обучения в школе или на подготовительном отделении вуза;
  • в магистратуре имеющего государственную аккредитацию вуза – если лицо, первая отсрочка которому была предоставлена на период обучения по программе бакалавриата, поступило в магистрату в год окончания указанного обучения и не имеет диплома специалиста или магистра.

Буквальное толкование нормы, в которой закреплены эти правила – подп. «а» п. 2 ст. 24 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее – закон о военной службе), позволяет сделать вывод о том, что лица, достигшие совершеннолетия до окончания школы, подлежат призыву на военную службу сразу по окончании вуза с дипломом бакалавра или специалиста, а лица, закончившие школу несовершеннолетними, имеют право на отсрочку до окончания магистратуры. Такой подход получил в последние годы широкое применение в выносимых призывными комиссиями решениях о призыве и судебной практике по делам об оспаривании этих решений. В частности, в деле гражданина С., чье обращение в Конституционный Суд Российской Федерации стало поводом для проверки конституционности подп. «а» п. 2 ст. 24 закона о военной службе (далее – оспариваемая норма) – вчера данное дело было рассмотрено Судом в открытом заседании.

Первая отсрочка от армии была предоставлена С. 24 мая 2012 года – во время обучения в 11-м классе средней школы. Девятого ноября того же года призыв был снова отсрочен – до окончания обучения по программе бакалавриата. В августе 2016 года С. завершил это обучение, после чего поступил в магистратуру. Первого ноября 2016 года призывная комиссия приняла решение о предоставлении С. еще одной отсрочки – до окончания магистратуры (30 июня 2018 года). Однако во время следующей призывной кампании – весеннего призыва 2017 года – вышестоящая призывная комиссия отменила указанное решение и приняла новое: призвать С. на военную службу. Суд, в который С. обратился с требованием о признании незаконным решения об отмене предоставленной отсрочки, не нашел для этого оснований, подчеркнув, что оспариваемая норма не предусматривает возможности предоставления одному лицу более двух отсрочек (решение Пролетарского районного суда г. Саранска от 28 июня 2017 г. по делу № 2а-823/2017). В связи с этим С. полагает, что действующая редакция нормы ставит лиц, одновременно окончивших школу, в неравное положение при реализации права на высшее образование: запрещая одним и позволяя другим получить отсрочку для обучения в магистратуре сразу по окончании бакалавриата, а значит нарушает конституционный принцип равенства (ч. 1-2 ст. 19 Конституции РФ).

Аналогичной точки зрения придерживается Бугульминский городской суд, также подавший в КС РФ заявление о проверке конституционности оспариваемой нормы. На рассмотрении суда в настоящее время находится дело гражданина Х., которому было отказано в предоставлении отсрочки на период обучения в магистратуре в связи с тем, что его призыв уже был отсрочен два раза: во время обучения в школе и при обучении в вузе по программе бакалавриата. Суд считает несправедливой зависимость возможности получения высшего образования в магистратуре сразу по окончании бакалавриата от даты рождения и момента начала школьного обучения. Особенно если учесть, что, хотя в школу принимаются дети, достигшие возраста 6 лет и 6 месяцев, оптимальным для начала обучения является семилетний возраст ребенка (п. 10.1 СанПиН 2.4.2.2821-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных учреждениях«), а значит вероятность достижения им совершеннолетия до окончания школы велика. Усмотрев в буквальном толковании оспариваемой нормы нарушение принципа равенства прав граждан, суд приостановил производство по делу и обратился в КС РФ.

В обоснование своей позиции заявители привели также довод о том, что далеко не все суды считают невозможным предоставление третьей отсрочки одному и тому же лицу. Ярким примером таких решений является практика Московского городского суда. Так, рассматривая в 2016 году дело призывника Ц., суд встал на его сторону, указав, что невозможность получения отсрочки для поступления в магистратуру в год завершения обучения в бакалавриате лицом, достигшим совершеннолетия до окончания школы, нарушает конституционный принцип равенства, поскольку ставит право на продолжение обучения в зависимость от даты рождения и начала обучения в средней школе – событий, объективно от этого лица не зависящих. Однако основанием для отмены решения призывной комиссии о призыве Ц. на военную службу стал все-таки факт нарушения порядка оформления решения о призыве. Такое решение должно быть зафиксировано не только в протоколе заседания призывной комиссии, но и в приписном листе – удостоверении гражданина, подлежащего призыву на военную службу (п. 40 Инструкции по подготовке и проведению мероприятий, связанных с призывом на военную службу граждан РФ, не пребывающих в запасе). В удостоверении Ц. на момент поступления в магистратуру содержалась только одна отметка об отсрочке – предоставленной в 2011 году до завершения обучения по программе бакалавриата. Поскольку в удостоверении отсутствует информация о якобы предоставленной Ц. в 2010 году отсрочке в связи с обучением в школе, факт ее предоставления не подтвержден, посчитал суд. Кроме того, доводы призывной комиссии о том, что отметка не была проставлена по вине призывника, суд признал противоречащими установленным обстоятельствам дела, так как внести ее в удостоверение можно было при проставлении отметки об отсрочке, предоставленной в 2011 году (апелляционное определение Московского городского суда от 24 августа 2016 г. по делу № 33а-16597). Аналогичная позиция отражена и в более поздних решениях суда (апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Московского городского суда от 28 февраля 2017 г. по делу № 33а-1334/2017, апелляционное определение Московского городского суда от 30 мая 2017 г. № 33а-3564/17, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Московского городского суда от 18 сентября 2017 г. по делу № 33а-3746/2017).

Нельзя, правда, не обратить внимание, что только в одном из этих дел нет указания на ненадлежащее оформление решения призывной комиссии о предоставлении отсрочки. Отсутствие в приписном листе гражданина отметки об отсрочке свидетельствует о том, что оно не было надлежащим образом уведомлено о ее предоставлении, что, безусловно, может рассматриваться как нарушение прав, подчеркнул полномочный представитель Совета Федерации в КС РФ Андрей Клишас. Однако в случаях, когда решение об отсрочке призыва оформлено в полном соответствии с нормативными требованиями, отказ от предоставления более двух отсрочек не нарушает конституционные принципы равенства перед законом и равенства прав и свобод человека, поскольку распространяется на всех совершеннолетних граждан, подлежащих призыву, уверен сенатор.

Такого же мнения – о том, что оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ, – придерживаются и присутствовавшие на заседании полномочные представители Президента РФ, Госдумы, Генеральной прокуратуры РФ, Минюста России в КС РФ. Они отметили, что, во-первых, федеральный законодатель – в целях обеспечения подготовки специалистов с высшим профессиональным образованием, с одной стороны, и обороны и безопасности государства – с другой – вправе устанавливать различный порядок исполнения воинской обязанности для граждан, обучающихся в вузах, и это не является нарушением конституционного права граждан на образование, что уже подтверждалось Судом (Постановление КС РФ от 21 октября 1999 г. № 13-П). При этом никаких ограничительных сроков для поступления в магистратуру закон не устанавливает, а возможность реализации права на образование в течение всей жизни как раз и составляет смысл принципа непрерывности образования (ч. 2 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации«). Кроме того, гражданин, призванный на военную службу в период обучения, имеет право после увольнения с нее продолжить получение образования в той же образовательной организации (п. 5 ст. 19 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих«).

Во-вторых, право на отсрочку от призыва в отличие от обязанности несения военной службы (ст. 59 Конституции РФ) не закреплено в Конституции, а полноценной реализацией конституционного права на получение высшего образования (ч. 3 ст. 43 Конституции РФ) является завершение обучение по программе бакалавриата и получение диплома бакалавра. К тому же, по мнению официальных представителей органов власти в КС РФ, само содержание оспариваемой нормы свидетельствует о том, что главная цель повторной отсрочки – обеспечить лицу возможность получения первого высшего образования, так как она предоставляется тем, кто еще не имеет диплома. Однако данной логике не соответствует предусмотренная оспариваемой нормой принципиальная возможность получения отсрочки на период обучения в магистратуре, ведь поступить в магистратуру можно только при наличии диплома бакалавра или специалиста. Однозначного ответа на вопрос, не будет ли более справедливым вообще отказаться от практики предоставления отсрочки обучающимся в магистратуре, раз обучение по программе бакалавриата является самостоятельным уровнем высшего образования, гарантирующим подготовку квалифицированных специалистов, судья КС РФ Сергей Князев от участников заседания не получил.

Отметим, что только в одном из всех представленных в Суд официальных отзывов об оспариваемой норме изложена противоположная точка зрения. Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека полагает, что данная норма не соответствуют Конституции РФ в той мере, в которой ставит достигших совершеннолетия в период школьного обучения граждан в заведомо более неблагоприятное положение по сравнению с теми, кому 18 лет исполнилось после получения среднего общего образования, без наличия объективного и разумного обоснования.

Какую из позиций поддержит КС РФ, портал ГАРАНТ.РУ расскажет сразу после вынесения постановления по рассматриваемому делу.

Источник публикации: ИА «Гарант»

Оставить комментарий