Государство

Правда ведь, мы – хорошо живем?

 В 1948 году минимальной цивилизованности с основами культуры меня пыталась обучить приезжавшая из Ленинграда к нам в отпуск моя вторая мама и бонна – интеллигентная  добрейшая Тетя-Женя. Весьма настойчиво она  утверждала странные не Наши обычаи, например, что то, по чему мы ходим, – это газон (и была подозрительно единственной,  его  обходящей),  что называть моего приятеля дураком – нежелательно (поскольку,  автоматически, оказывается сомнительной и собственная репутация),  что громче всех кричать, играя в футбол,  неприлично, а шелковицу следует есть   лишь вымытую, но никак не поднятую с асфальта  у растрясенного дерева и т.п.

      Как тут было не заразиться мыслью Экклесиаста о преумножении печали многознанием… Тетю-Женю я любил, уважал и инстинктивно жалел за интеллигентские самоограничения, но со своими свободами и фундаментальными, навязанными окружением, обычаями расставаться никак не спешил …

– Тетя Женя, правда ведь, мы – хорошо живем?
– Это – с кем сравнивать…
– Ну, например, – с нищими!

Эти серьезные дефиниции было нечем крыть…

об этом и подобном см.мои «Разноцветные воспоминания»

 www.proza.ru/2010/01/09/225

Источник: newsland.com